Запрос:

Установить плагин

Рекомендую
0 0

Космография и география первого тысячелетия нашей эры.


Космография и география первого тысячелетия нашей эры представляют картину, на которой отразились преобладающие стремления эпохи. Большинство авторов ограничивались повторением того, что было изложено в трудах античных учёных, зачастую даже искажали их тексты, так как не понимали их.
Дионисий Периегетес, греческий писатель первого века нашей эры и его латинский комментатор четвёртого века Присциан утверждали, вслед за Посидонием (философ стоической школы первого века до нашей эры) и некоторыми другими античными авторами, что Земля не круглая, а имеет форму пращи. Контуры её не округляются и не образуют правильного круга. Обе её окраины сходятся, как две руки, на востоке и на западе.
Помпоний Мела латинский космограф первого века нашей эры разделял Землю на два континента: на наш и на континент Антихтонов, который простирается до наших антиподов. Макробий в четвёртом столетии нашей эры, вслед за Клеантом, Кратесом и другими древними авторами, полагал, что области, близкие к экватору, сжигаемые Солнцем не могли быть обитаемыми, и что Океан заполнял экваториальную область. Ему не было известно, что Африка простирается на юг от Эфиопии. Макробий разделял полушарие на пять поясов, из которых только два могли быть обитаемы:
«Один из этих поясов занят нами, другой, - людьми, порода которых нам неизвестна». В том же четвёртом веке Орозий, труды которого имели большое влияние на средневековых космографов и на тех, кто составлял плоскошария в этот исторический период, также не имел понятия ни о форме Африки, ни об её границах, ни об очертании полуостровов Южной Азии. Он полагал, что Небо опирается на Землю.
Это утверждение разделялось многими его современниками. Святой Василий ставил небосклон на Землю, а на Небе воздвигал второй небосклон, верхнюю поверхность которого он полагал плоской, тогда как нижняя, обращённая к нам, имела форму свода. Этим он объяснял, как могут там оставаться и удерживаться небесные воды. Святой Кирилл доказывал полезность этого резервуара вод для жизни людей и растений.
Диодор, епископ Тарский, также разделял мир на два этажа, который сравнивал с палаткой. Севериан, епископ Гевальский, сравнивал мир с домом, где Земля представляет здание, нижнее Небо - потолок, а верхнее Небо (Небо Небес) - крышу. Такое двойное Небо допускал и Евсевий Кесарийский.
В пятом - седьмом столетиях застой в космографической науке продолжался. Большинство авторов полагали Океан безграничным. Лактанций утверждал, что не может быть жителей за тропиком. Он считал чудовищным предположение о шарообразности Земли и Вселенной, о вращении Неба вокруг Земли, об обитаемости всех частей Земли:
«Неужели найдётся какой-нибудь взбаломошный мечтатель, который вообразит, что есть люди, ходящие вниз головой и вверх ногами? Что всё, что у нас на этой земле лежит, там внизу висит? Что травы и деревья там растут, опускаясь вниз, и что дождь и град там падают снизу вверх? Можно ли удивляться, что висячие сады Вавилона причислили к чудесам природы, когда астрономы хотят представить висячими поля, моря, города и горы?
Признаюсь, я не знаю, что сказать о лицах, которые упорствуют в своих заблуждениях и стоят за свои нелепости, - разве только то, что они заводят споры с единственной целью - развлекаться или выказывать своё остроумие. Не трудно доказать неопровержимыми доводами, как нелепо предположение, будто бы Небо находилось под Землёю».
Аналогичной теории придерживался и Блаженный Августин в своём труде «О граде Божием»: «Нет никакой причины допускать баснословную гипотезу о существовании антиподов, то есть других людей, попирающих, будто бы, с другой стороны Землю, где Солнце восходит тогда, когда у нас заходит. Это мнение не основано ни на каком историческом свидетельстве… но хотя бы и было даже доказано, что вселенная и Земля имеют шарообразную форму, всё-таки нелепо предполагать, чтобы какие-нибудь люди, отважные мореходы, переплыв безграничное пространство океана, могли перейти с этой части вселенной в другую и там посадить оторванную ветвь от семьи первого человека».
Такого же мнения придерживались большинство великих мыслителей этой эпохи - святой Василий, святой Амвросий, святой Иустин Мученик, святой Иоанн Златоуст, святой кесарий, Прокопий Газский, Севериан, Диодор, епископ Тарский, и другие. Правда, Евсевий Кесарийский однажды в своём толковании на псалмы упомянул, что «по мнению некоторых» Земля круглая, но это почти единственное упоминание о шарообразности Земли в сохранившихся до наших дней трудах мыслителей той эпохи. Подобные взгляды продержались вплоть до пятнадцатого века.
В середине шестого столетия Григорий Турский утверждал, что межтропические пояса не могут быть обитаемы. Он считал, что Нил вытекает из неизвестной земли на Востоке (ещё во времена Аристотеля полагали что истоки Нила находятся где-то в Индии и их поиск был одной из целей индийского похода Александра Македонского, конечно не главной, но как не удовлетворить научное любопытство любимого учителя), спускается к югу, пересекает океан, отделяющий континент Антихтонов от Африки, и только после этого делается видимым.

Рекомендации Друзья