Запрос:

Установить плагин

Рекомендую
0 0

Из Тетрабиблоса Клавдия Птолемея.


Клавдий Птолемей. ТЕТРАБИБЛОС Книга 1.

2. О том, какое знание достижимо астрономическими средствами и как далеко оно простирается.

Стоит лишь немного задуматься, как станет ясно, что некая сила, исходящая из вечною эфирного вещества, распределена повсюду и пронизывает всю область вокруг Земли, окрестность которой подвержена изменениям, поскольку из первичных подлунных элементов огонь и воздух охвачены движениями эфира, изменяемы ими и в свою очередь охватывают и подвергают изменениям все остальное: сушу, воду и обитающие там растения и животные. Солнце и его окружение всегда оказывает тем или иным способом влияние на все, что ни есть на Земле, не только посредством изменений, которыми сопровождаются времена года, вызывая рождение животных, плодоношение растений, течение вод и изменения тел, но и своими суточными круговращениями, порождая регулярное чередование тепла, влажности, сухости и холода в зависимости от своего положения относительно зенита. Луна, как ближайшее к Земле небесное тело, также оказывает сильнейшее влияние на все земное, ибо большинство земных предметов, одушевленных и неодушевленных, исполнено симпатии к Луне и изменяется вместе с ней: реки ускоряют и замедляют свое течение в зависимости от лунного света; моря чередуют приливы и отливы в зависимости от ее восходов и заходов; растения и животные целиком или какой-то своей частью прибывают и идут на убыль вместе с ней. Кроме того, прохождения неподвижных звезд и планет по небу часто указывают на жаркое, ветреное и снежное состояния воздуха, и земные предметы испытывают соответствующее влияние. Аспекты светил относительно друг друга посредством сочетания и смешения их предрасположений также вызывают множество сложных изменений. Ибо хотя сила Солнца преобладает в общем упорядочении качества, другие небесные тела способствуют или противодействуют ей в отдельных частностях, особенно же заметно и непрестанно Луна: например, в новолунии, в первой четверти или в полнолунии звезды видны на больших расстояниях друг от друга и кажутся менее яркими, чем при их восходах, заходах и сближениях. Если ко всем этим материям подходить с такой точки зрения, то всякий рассудит, что не только уже сложившиеся вещи должны так или иначе испытывать влияние небесных тел, но и прорастание семени, равно как и его рост, должны облекаться в форму, соответствующую тому, что происходит с течением времени в небесах. Более наблюдательные землепашцы и скотоводы предсказывают по ветрам, господствующим в момент оплодотворения животных и сева семян, что из этого получится; и в общем случае мы видим, что самые важные последствия, на которые указывают наиболее легко доступные наблюдению конфигурации Солнца, Луны и звезд, обычно известны заранее даже тем, кто пытается предсказать будущее не научными средствами, а только исходя из своего опыта. Те из следствий, что проистекают от действия более значительных сил или более простых естественных закономерностей, таких, как годичные смены времен года и изменение ветров, известны самым невежественным людям и даже некоторым бессловесным тварям, ибо в основе таких явлений лежит действие Солнца. Менее общие явления известны тем, кто в силу необходимости приобрел обыкновение производить наблюдения. Например, мореплаватели знают особые приметы штормов и ветров, периодически возникающих под влиянием аспектов Луны и неподвижных звезд относительно Солнца. Но поскольку из-за своего невежества мореплаватели не знают ни точного времени, ни места таких явлений, равно как и периодических движений планет, оказывающих сильное влияние на наблюдаемые явления, то им нередко случается ошибаться. Если же кому-нибудь точно известны движения всех звезд. Солнца и Луны, так что ни место, ни время ни одной из их конфигураций не ускользнут от его внимания, и если в результате прежних продолжительных исследований он научился различать их природу, хотя, возможно, усматриваемое им различие затрагивает не существенные, а лишь потенциальные их качества, такие, как нагревание тел на Солнце, увлажнение при Луне и т.д., и если он научился определять с учетом всех этих данных как научно, так и с помощью удачной догадки отличительный признак качества, возникающего в результате сочетания всех этих факторов, то что мешает ему предсказать в каждом случае свойства воздуха, исходя из наблюдаемой в данный момент комбинации явлений, например, предсказать, станет ли воздух более теплым или более влажным? А что мешает ему применительно к данному человеку постичь общее качество темперамента последнего по тому, что окружало того в момент рождения, например предсказать, что этот человек будет обладать таким-то и таким-то телом и такой-то и такой-то душой, предсказать связанные с этим человеком случайные события исходя из того, что то или иное окружение настроено на тот или иной темперамент и способствует процветанию, тогда как другое способствует этому не в такой мере, что приводит к потерям? Но довольно об этом, ибо возможность такого знания должна быть понятна из приведенных и подобных им рассуждений.
Следующие соображения позволяют прийти к заключению, что бросаемые науке упреки в неспособности к предсказанию, хотя и звучат вполне правдоподобно, лишены оснований. И здесь прежде всего ошибки тех, кто в своей практике не слишком строго следует наставлениям, - а также многое другое, противоречащее тому, что следовало бы ожидать от столь важного и многостороннего искусства, - привели к всеобщему убеждению, что даже сбывшиеся предсказания зависят от случая, а это неверно. Ибо такого рода случаи свидетельствуют о бессилии, но не самой науки, а тех, кто эту науку практикует. Кроме того, многие, соблазнившись выгодой, исповедуют под тем же названием иное искусство и вводят в заблуждение простаков, поскольку считается, будто они обладают способностью предсказывать то, что естественно не может быть известно заранее, тогда как для более вдумчивых это служит удобным случаем вынести столь же неблагоприятное суждение о естественных предметах пророчества. Такое суждение неоправданно. Ведь и с философией дело обстоит точно так же: нам не следует лишать ее своего внимания по той причине, что среди тех, кто занимается ею, встречаются люди недостойные. Ясно, однако, что даже тот, кто подходит к астрологии самым тщательным образом и следует правилам, может ошибаться не по какой-либо из перечисленных выше причин, а в силу самой природы вещей и из-за своей немощи перед величием профессии. Ибо помимо того, что каждая наука, имеющая дело с изучением качества рассматриваемого ею предмета, в особенности наука, состоящая из множества разнородных элементов, носит гипотетический характер и ничто утверждаемое ею не абсолютно, несомненно также, что стародавние конфигурации планет, исходя из которых мы сегодня приписываем аналогичным аспектам действия, наблюдавшиеся ранее древними, могут быть более или менее подобны современным аспектам, также на протяжении длительных отрезков времени, но не тождественны им, ибо точное возвращение всех небесных тел и Земли в прежние положения - если только не придерживаться ложного мнения о своей способности постичь и познать непостижимое - не происходит либо вообще никогда, либо по крайней мере за промежуток времени, доступный человеческому опыту. Именно из-за несоответствия примеров, на которых они основаны, предсказания иногда не сбываются. Применительно же к атмосферным явлениям, единственная трудность состоит здесь в том, что ничто другое, кроме движения небесных тел, в расчет не принимается. Но если обратиться к гороскопам и темпераментам отдельных личностей, то можно заметить, что существуют условия, имеющие немалое значение и носящие далеко не шуточный характер; они-то в совокупности и определяют качества рожденных. Ибо различия в семени оказывают сильнейшие влияния на отличительные особенности рода, так как если окружающее и горизонт одни и те же, каждое семя в общем стремится выразить присущую ему форму, например человека, лошади и т. д.; место рождения не привносит и малых вариаций в то, что при этом получает ся. Если семя по родовым признакам одно и то же, например человеческое, и условия в его окружении одни и те же, то рожденные из него сильно отличаются телом и душой в зависимости от различия между странами. Кроме того, даже если все упомянутые выше условия одинаковы, то воспитание и обычаи оказывают особое влияние на образ жизни. Если каждую из указанных выше вещей не рассматривать вкупе с причинами, которые следуют из окружающего, ибо последнее, как признано всеми, оказывает наибольшее влияние, то они могут причинить немало трудностей тем, кто полагает, что в подобных случаях все может быть понято - даже то, что не вполне относится к их ведению, - исходя только из движения небесных тел.
Но коль скоро это так, нам не следует отвергать все предсказания такого рода по той лишь причине, что они иногда бывают неверными, ибо мы не отвергаем искусство кормчего, хотя оно изобилует ошибками; но когда претендуют на многое и тем более на пророчества, мы должны радоваться всему, что возможно, и считать, что этого достаточно. Не следует на ощупь и по свойственному людям обыкновению требовать от этого искусства всего; нам следовало бы всем вместе воздать должное его красоте даже в тех случаях, когда оно не дает полного ответа. И подобно тому, как мы не усматриваем ничего ошибочного в действиях врача, который, осматривая больного, говорит и о самой болезни, и об особенностях его характера, в нашем случае мы не должны возражать против астрологов, берущих за основу вычислений родовую принадлежность, страну, воспитание или какие-нибудь другие из имеющихся случайных качеств.

Рекомендации Друзья